Всё пополам – это не семья, а бизнес-проект

-Это не семья, а бизнес-проект какой-то, — считает Наталья Степановна, — что же получается? Ты делаешь вот это, я — вот это, ты столько-то зарабатываешь, а я почему должен вкладывать больше?

Внук в садик пошел, постоянно болеет, а дочь вместо сна сейчас что-то там пытается заработать в интернете, иначе зять ее начинает буквально гнобить и упрекать, мол они договаривались о другом.

Дочь Натальи Степановны зовут Агатой. Ей без малого 30 лет, 4 года с небольшим она замужем за Владимиром, есть сын, которому осенью исполнилось три года. И есть у Агаты и ее мужа договоренности, достигнутые, что называется, на берегу, до заключения брака.

Суть их сводится к тому, что все — пополам. На первый взнос за квартиру пополам давали родители с обеих сторон, зарабатывали в то время супруги почти одинаково, значит вклад в общий бюджет был тоже пополам. Поровну договорились делить и домашние обязанности.

-Если я готовлю, — рассказывала маме Агата на заре своего брака, — то Володя моет посуду. Если я подметаю, то муж выносит мусор и драит сантехнику. И все в таком роде. Работаем оба, значит должны обязанности поровну делить.

-А декрет? — выдохнула мама, потому что Агата забеременела сразу после того, как они расписались и была взята квартира в ипотеку, — На тебя ляжет львиная доля обязанностей по уходу за ребенком, а заработок твой будет меньше, точнее не заработок, а пособие.

-Нет проблем, — заверила Наталью Степановну дочь, — мы обо всем договорились. Декрет будет исключением, Володя же не сможет рожать и кормить, да и можно поровну время распределись. Допустим, первую половину сижу я, а вторую — муж. Сейчас во многих странах это практикуется.

Наталья Степановна тогда скептически покачала головой. Впрочем, декрет Агата отсидела полностью сама и никаких конфликтов в семье не было. А в октябре маленький Максим был отправлен в садик.

-Забирают и отводят его по очереди, — говорит Наталья Степановна, — и, к моему удивлению, обязанности по дому тоже распределили заново. На своих дурацких паритетных началах. И тут внук начал болеть, а дочь со второй недели стала уходить на больничные.

Агата предложила мужу разделить больничные, все же на молодую маму, которая работает неделю-полторы в месяц, стал на работе посматривать косо: кому нужен такой специалист, которого постоянно приходится подменять.

-Ну нет, — сказал Владимир на предложение жены, — у тебя на работе неприятности, хочешь, чтобы и у меня такое же началось? Больничные и маленький доход из-за них, это как декрет, неизбежное зло, это не считается. Все наши договоренности остаются в силе.

-А в начале декабря, — разводит руками Наталья Степановна, — дочери объявили, что на работе грядут сокращения. А кто первый кандидат? Да бесполезно там на нормы законодательства ссылаться. Агата и в коллектив пришла последней, если что. И у всех дети. И по двое есть. Выкручиваются, как могут, кто-то на нянь бросает, кто-то на бабушек. А у моих нет возможности няню взять…

Агата просила сидеть с внукам и маму, и свекровь. Отказались обе: это же целый день, как привязанные. У каждого своя жизнь, к которой уже привыкли. А няню взять не дает ипотека.

Агата как-то на работе договорилась, что она останется, но перейдет на другую должность. Ответственности там в разы меньше. Пришла, не пришла, никого не подводит. Но и зарплата ниже, чем сейчас. Процентов на 40.

-А по времени точно так же, — с горечью говорила дочь незадолго до праздников, — я аванс перед Новым годом получила и Володя аж рассмеялся.

-Нормально так! — сказал муж, — А где же уговор, что все пополам?

-Ну, значит, — сказала дочери Наталья Степановна, — возьмешь на себя больше обязанностей по дому. Посуду будешь мыть сама, мусор выносить и прочее. Хотя, мерзко это все со стороны зятя, так себя вести!

-Нет, — отвечал теперь Агате муж, — я не почищу картошку. Если помнишь, мы же договаривались о чем-то? И не я нарушаю договоренности.

-Просит его в магазин сходить и получает такую ехидную улыбочку: мол, отрабатывай свой упавший вклад в семейный бюджет, сама топай, — говорит Наталья Степановна, — в уме все подсчитывает.

-Мы договаривались, — спокойно отвечает на просьбу жены искупать Максима муж, не отрываясь от компа, — раз я главный добытчик — домашние дела на тебе!

И Агата засела за поиски дополнительного заработка: что-то там пытается писать в сети, участвует в опросах, чтобы снова стать равноправной семейной единицей.

-Глупость, — считает Наталья Степановна, — это не семья. И Володя твой — гниль болотная. Этак ты заболеешь и что? Или, допустим, кто-то из вас работу потеряет? Никогда в нашей семье такого не было. Все поддерживали друг друга. Ты стала меньше получать из-за того, что у вас ребенок болеет. Если бы зять на больничные так часто ходил, его бы, может быть, вообще бы уволили!

-А ты попробуй ему счет выставить за все виды домашней работы! — попробовал было «подсказать» Агате отец, — Да, и за «это» тоже, раз у вас товарно-денежные отношения. Прямо по рыночной стоимости. Найдет другую? Да лучше бы уже нашел. Продадите квартиру, деньги поделите. Как это у вас положено: поровну.

Зять теперь для семьи Агаты — персона нон-грата. Родители намекнули дочке, что видеть ее пополамщика не хотят. Ни в будни, ни в праздники.

-Сватья считает, что ничего страшного, они ведь договаривались, — возмущена Наталья Степановна, — подумаешь, муж там что-то сказал. Кусок-то, дескать, муж у вашей дочери изо рта не вынимает. Деньги все в семейный бюджет складывает.

-Умная жена пропустит мимо ушей слова мужа, — считает свекровь Агаты, — так-то и по-справедливости. Он зарабатывает больше, а ты по дому шуршишь. Упрекнул и упрекнул, сделай вид, что не слышала. Или найди более высокооплачиваемую работу. И с мамой своей договорись, чтобы она с Максимкой на больничных сидела.

Наталья Степановна категорически не согласна сидеть с внуком:

-А почему тогда уже не поровну? С той же сватьей? Или это только наш внук?

У Натальи Степановны один вариант развития событий, тот, что был озвучен отцом Агаты.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Всё пополам – это не семья, а бизнес-проект
Adblock
detector